Слушания в Общественной палате по вопросу "пропаганды гомосексуализма"

29 июня в Общественной палате РФ состоялись общественные слушания «О практике применения правового регулирования ограничения свободы выражения мнения». В центре внимания оказались правовые и социальные проблемы, возникшие в связи с принятием в ряде субъектов Российской Федерации законов о запрете так называемой «пропаганды гомосексуализма». В слушаниях приняли участие: члены Общественной палаты Елена Лукьянова и Елена Тополева, Председатель Совета при Президенте РФ по содействию развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов, правозащитники Валентин Гефтер, Татьяна Глушкова, Юрий Джибладзе, Игорь Кочетков, Татьяна Локшина, Мария Середа и Нина Таганкина, журналистка Маша Гессен. Представители Министерства юстиции и Министерства внутренних дел. Депутаты Государственной Думы и ответственные сотрудники Генеральной прокуратуры приглашения к участию в слушаниях проигнорировали.

Открывая слушания, Елена Лукьянова констатировала наметившуюся в последние годы в регионах четкую тенденция вмешательства в вопросы, связанные со свободой выражения мнений. Такая самодеятельность региональных властей, уверена Лукьянова, должна оспариваться в судебном порядке. В случае с законами запрещающими так называемую «пропаганду» гомосексуализма и тренсгендерности. Лукьянова отметила, что регионы в данном случае под прикрытием защиты прав несовершеннолетних приняли законы, дискриминирующие граждан по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности. При этом явления, которые не только не являются преступными, но и не отражены в федеральном законодательстве, фактически приравняли к педофилии — преступлению, ответственность за которое прописана в Уголовном Кодексе РФ.

Михаил Федотов согласился с наличием проблемы вмешательства региональных законодателей в вопросы ограничения конституционных прав и свобод, что запрещено Конституцией. Он также отметил, что обсуждаемые региональные законы серьезно вредят международному имиджу России и предложил выставлять судебные иски авторам данных инициатив. «Суммы исков могут равняться тем огромным средствам, которые тратит бюджет на формирование положительного образа России в мире», — добавил Михаил Федотов.

Президент Центра развития демократии и прав человека, Юрий Джибладзе и Старший исследователь по России Human Rights Watch, Татьяна Локшина в своих выступлениях остановились на международных правовых стандартах, относящихся к свободе выражения мнения. Особо отмечалось, что в соответствии с толкованием Европейской конвенции основных прав и свобод человека, данной Европейским судом по правам человека, право на выражение мнения должно защищаться в том числе и в том случае, когда распространяемое мнение вызывает недовольство и даже шокирует большинство.

Председатель Российской ЛГБТ-сети, Игорь Кочетков обратил внимание на то, что любое ограничение прав и свобод человека допустимо только, если оно необходимо в демократическом обществе для защиты прав и свобод других людй, общественной безопасности и нравственности. Авторы региональных законов о запрете так называемой «пропаганды гомосексуализма» не представили никаких достоверных научных данных о вреде, который распространение информации о гомосексуальности и трансгендерности может нанести несовершеннолетним. Напротив, запрет на своевременное информирование (в формах, соответствующих уровню их развития) несовершеннолетних  о различных вариантах человеческой сексуальности и гендерной идентичности может нанести им вред.

По мнению Игоря Кочеткова, действительная проблема, стоящая за этими законами заключается в сложности и потенциальной конфликтности принятия частью населения процессов возникновения новых социальных групп и трансформации старых социальных институтов. Решение возникающих проблем и предотвращение конфликтов достижимо только через свободный и равноправный диалог сторонников различных мнений. Обсуждаемые региональные законы делают такой диалог невозможным, объявляя одну из сторон «социально неравноценной» и заведомо опасной.

Новые законы не только не защищают ничьих прав, но и сами способствуют нарушению прав и свобод человека. Полиция и другие органы власти отказываются исполнять свои обязанности по защите организаторов и участников мероприятий, проводимых ЛГБТ-активистами, подвергая их высокому риску нападений. Участники таких мероприятий подвергаются необоснованным задержаниям. Просветительские программы ЛГБТ-организаций теперь могут рассматриваться как «пропаганда гомосексуализма», за что организациям грозят крупные штрафы, после уплаты которых они уже не смогут продолжать активную деятельность. Угрозы, нападения и акции устрашения, проводимые радикальными правыми группировками становятся более многочисленными, дерзкими и организованными.

Такая обстановка отрицательно сказывается на психологическом состоянии ЛГБТ-сообщества и порождает заметный рост числа желающих иммигрировать в страны Европы и Северной Америки, а также социальная пассивность, либо, наоборот, увеличение привлекательности радикальных политических настроений в сообществе.

Маша Гессен рассказала о международной реакции на региональные законы, ограничивающие свободу выражения мнений для ЛГБТ. Также она  коснулась темы однополых семей, воспитывающих детей. С принятием данных законов, по ее мнению, такие семьи оказались в затруднительной ситуации. «Получается, что я каждое утро должна говорить своим детям, что наша семья хуже соседской, потому что в ней две мамы. И никак иначе, поскольку это будет пропагандой», — пояснила Маша Гессен. Она выразила серьезную озабоченность по поводу возможного отобрания детей, воспитывающихся в однополых семьях, в связи с принятием законов о запрете пропаганды гомосексуализма. «Это инструмент давления в любой ситуации. Активисты "Молодой гвардии" уже предложили отобрать ребенка у оппозиционерки Маши Бароновой на том основании, что она якобы бисексуалка», — отметила Гессен.

Правозащитник Валентин Гефтер, в свою очередь, подчеркнул, что в действующем федеральном законодательстве отсутствует определение «пропаганда», а потому во всех региональных законах, где он употребляется, нарушен принцип правовой определенности. Иными словами, пропаганда — слишком субъективный термин, его можно трактовать как угодно. Гефтер напомнил собравшимся, что в 2003 году именно из этих соображений «пропаганду» убрали из 282 статьи Уголовного Кодекса («Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды»). «Сейчас же мы, по сути, возвращаемся к идеологизации права», — считает правозащитник.

«Очевидно, что данные законы — это реальное поражение в правах. И, к сожалению, эта проблема гораздо шире, чем тема гомофобии в России. Мы вообще живем в "фобском" обществе, где принято заниматься разжиганием розни по любым основаниям», — заявила Елена Лукьянова, подводя итог слушаний. Она пообещала, что Институт мониторинга эффективности правоприменения Общественной палаты окажет юридическую поддержку в опротестовании региональных законов, дискриминирующих сексменьшинства. «Нужны конкретные заявители, с которыми мы будем работать, — отметила Лукьянова. — Существует несколько вариантов опротестования данных законов, нам предстоит решить, по какому пути пойти. Я уверена, что это тот случай, когда у нас есть реальная возможность изменить ситуацию».

Кроме того, по итогам слушаний Институт мониторинга правоприменения подготовит резолюцию, которую вынесет на голосование членов Общественной палаты. В ней, в частности, будет констатировано нарушение обсуждаемыми законами неограничиваемого, согласно Конституции РФ, права на достоинство личности и рекомендовано Министерству юстиции РФ поставить применение законов на особый мониторинг.

Russian